Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

//

02:30 

сука

gunporn
Вакариан вертел в руке полупустую бутылку виски. Его оставалось на самом дне, и это нервировало.
Ведь он не мог позволить себе допить алкоголь.
Ведь это была её бутылка и её виски.
Её чертово виски, за которым она никогда не вернётся.
Он нашёл его под кроватью, и тот факт, что она скрывала от него, что снова пьёт в одиночестве, ни капли его не смущал. Не злил. Не печалил.
Его смущало, что это виски не допито. Злило, что она оставила на самом донышке. Печалило, что отпечаток её губ остался на горлышке.
Это виски никогда уже не будет допито.
Именно по этой причине он выливает содержимое бутылки в унитаз и думает, что было бы великолепно, если бы кто-то взял всё его отчаяние, всю усталость и весь эгоизм и точно так же вылил это всё в унитаз.
Было бы здорово, если бы его точно так же слили.

Что делать с бутылкой, он не знает.
Поэтому просто оставляет её на столе.
Она смотрится очень нелепо и жалко, тускло блестит мутным стеклом и как будто ждёт, когда её выкинут.
Он не выкинет её никогда. Он не собирается убирать за Шепард.
Даже если та уже мертва.

##

Год, следующий за победой над Жнецами, у него берут интервью.
Он же грёбанный защитник грёбанной галактики, почти что настоящий герой.
Они спрашивают: какой была Шепард?
Вакариану очень хочется рассказать про то, как она отзывалась о Совете, что говорила об излечении генофага и какими словами называла кварианцев. Язык буквально чешется от желания выложить рёпортёрам всё то, что думала Шепард о политиках, Альянсе, Хакете и Андерсоне.
Но он, конечно, отбрехивается общими фразами.
Она — настоящий герой. Удивительная женщина. Мы обязаны ей жизнями.
Он никогда не смотрит ролики с собственным участием, но сестра говорит, что у него очень серьёзное лицо.
Это хорошо. Пусть верят.
Им нужен герой. И Шепард на эту роль подходит.
Алкоголичка со скопом незначительных и мелких психологических проблем. Лицемерная дрянь, зацикленная на самой себе.
Если бы эти репортёры спросили у него, что он нашёл в этой сумасшедшей, он бы не смог ответить.

##

Солана считает, что у него проблемы с алкоголем. Серьёзные проблемы с алкоголем.
Она приводит врачей, отводит его в клиники, пичкает какими-то волшебными пилюлями.
Вакариан продолжает пить.
Он не считает это проблемой.
Просто всем нужно расслабиться в конце тяжёлого дня. Просто когда ты внезапно стал большой шишкой в Иерархии, все считают своим долгом приходить к тебе и спрашивать разрешения. Иногда ему кажется, что они скоро в туалет начнут ходить только после того, как он подпишет очередную бумагу.
Вакариан взбалтывает жидкость, которой остаётся на донышке, и не испытывает никакого желания её допивать.
Он вспоминает, как нашёл под кроватью бутылку с человеческим виски и вылил его в унитаз. Ему вдруг становится ужасно жаль.
Как будто он вылил в унитаз её. Вылил воспоминания о ней. Вылил всё, что от неё не осталось.
Альянс по кусачкам растащил всё её добро вплоть до трусов. «Мы обязаны это конфисковать в память для будущих поколений». Они задумали сделать грёбанный музей.
Они задумали превратить её в какую-то реликвию.
Он отчётливо представлял лицо Шепард, если бы она это услышала.
Фантазии — вот и всё, что ему досталось.

##

Однажды он проснулся утром и не смог вспомнить её лицо.
Он лежал в постели битый час, пытаясь воспроизвести черты и увидеть цвет глаз, но у него так ничего и не вышло.
Он знал, как она выглядит. Знал до мельчайших подробностей, в каком порядке и на каком расстоянии друг от друга расположены её нелепые веснушки, но представить не мог.
Этот факт припечатал его к постели. Он так и не смог подняться.
Целый день он лежал в кровати и думал, что слишком жалок. Целый день он лежал в кровати, смотрел в потолок и пытался мысленно нарисовать её портрет.
Целый день у него ничего не выходило.
Это начинало пугать.
Он подумал, что пора завязывать с выпивкой.

Под вечер он наконец встал, выдул очередную бутылку какого-то пойла и нашёл в экстранете её фото.
Так держать, Вакариан.
Искать фотографии женщины, которую он патетически называл «любовь моей жизни» — что может быть отвратительнее этого?
Наверное, только то, что он на эти фотографии ещё полночи дрочил.

##

В год, когда он уже не мог смотреть на себя в зеркало без отвращения, его навестила Лиара.
Из этого визита вежливости ничего не вышло. Они в основном молчали и старались друг на друга не смотреть, боясь увидеть в глазах друг друга собственные отражения.
Вакариан боялся увидеть ещё и осуждение.
Потому что развалина, в которую он превратился, не заслуживала даже жалости.

##

— Ты сука, Шепард. Какая же ты сука.
Кажется, он произнёс это вслух. Он не уверен. В комнате никого, кроме него не было, и никто не мог сказать ему этого наверняка.
Очень жаль.
Он хотел бы знать, действительно ли его голос звучит так хрипло, так слабо и так глухо? Действительно ли он осмелился произнести эти слова?
Он встряхивает головой. Ему нужно работать. Ему нужно подписать очередное прошение. Принять очередное решение. Делать вид, что всё у него прекрасно.
Потому что никого не волнуют его грёбанные проблемы. Потому что всем, блядь, так важна его подпись.
Да, сука.
Он хочет спросить у неё, как она это всё выдерживала. Как не ломала кости всем тем слюнтяям и неженкам, чьи задницы защищала. Во имя каких-то идеалов. Он уже не помнил, каких.
Он бы спросил, если бы она не была такой сукой.

Решила красиво умереть. Закончить на этом.
Сказать «я тебя люблю и всегда буду любить» и эпично сдохнуть.
Ведь это так красиво.
Ему эти слова вообще не тарахтели. Нахрен не были нужны.
Ему нужна она. Живая. Рядом. Саркастичная. Циничная.
Ему нужны были: «Я ненавижу тебя, Вакариан».
Потому что это хотя бы честно. Это хотя бы похоже на неё.

— Сука.

@темы: mass effect

URL
Комментарии
2016-12-09 в 04:09 

wizjer
Сама себе фандом Коварство, туда-сюда, мистично
во мне не осталось жалости даже к геррусу
И к вашим читателям тоже! :weep3: Я мимокрокодил и рада, что зашла. Очень здорово пишете, эмоционально, красочно и точно по характеру :heart:

2016-12-09 в 08:48 

gunporn
wizjer, спасибо за комментарий, я всегда рада новым читателям! С:

URL
   

главная